регистрация
Ожидаем открытиe нового сервера.
Пожертвования за май: 0%

Профиль Fary

Статус пользователя: User
Мастер-аккаунт: Coraxberg.

Игрок не заполнил «о себе».

Персонаж Fary

Внешность Fary

Тучного телосложения мужчина, на вид от 35 до 45 лет. Неаккуратная щетина покрывает двойной подбородок. Под тёмными жидкими волосами, свисающими до плеч, можно разглядеть заострённые уши с волосами, растущими из них. Грубый пропитый голос может заставить задуматься о том, что пора начинать вести здоровый образ жизни. Ростом около 15 сантиметров. Из спины растут два двойных, полупрозрачных крылышка. Пахнет мёдом, мармеладом и немного перегаром, который, впрочем тоже отдаёт приятными нотками спелого винограда. Одет в розовую пачку, из которой вываливается и свисает пивное брюхо. Тонкие полупрозрачные чулочки изорваны и выглядят не очень презентабельно. На ступнях маленькие, но массивные сапоги-говнодавы.
Изображение
[-] История[+] История
Тысячи лет народ фей жил в мире и гармонии с природой в своем прекрасном королевстве Эльнафей. Маленькие жизнерадостные создания, веселились на огромных просторах королевства днями напролёт, катались на пушистых кроликах по полям и лугам, жили в маленьких, но уютных домиках на деревьях по соседству с лесными птичками и букашками. В реках королевства вместо воды текло тёплое молоко, вместо песка на пляжах был сладкий мёд, и уже три четыре столетия ими управляла величественная и самая весёлая озорница, королева фей Тирания Ултрамония Фейн Савнира Эсенция Нибура IV Великая Повелительница Народа Фей И Вечных Рас. Она был мудрой и почитаемой в народе королевой, равномерно разделявшей сладости между всеми подданными. В период её правления королевство активно развивалось. Инфраструктура парков развлечений, куда допускались народы из соседних стран, была основой сладостной экономики фейского общества, и активно развивалась.
Соседями феям были благородные эльфы, которые появились в результате смешения крови фей и людей тысячалетия назад, устрашающие орки, которые за последнюю тысячу лет превратились из диких варваров с жаждой крови в мирных травников, создающих прекрасные пироги с добавлением лепестков лаванды и ежевики. Ранее соседство составляли ещё и люди, как говорят легенды, некогда бывшие основными жителями этого мира, но ныне они покинули планету на своих магических космических шлюпках.

Все три народа жили в мире и гармонии, помогая друг-другу и обмениваясь нужными ресурсами и знаниями. И всё в этом мире было хорошо, пока однажды, к власти в королевстве эльфов не пришла Аллаэль. Никто не знал кто она такая и от куда пришла, но все знали одно, она была чрезвычайно могущественна. Она смогла заставить короля эльфов жениться на себе и фактически стала правительницей. За какие-то три десятка лет она перестроила эльфийское общество так, что оно стало затворническим. Ксенофобия среди эльфов росла, их чувство собственной важности и гордость прогрессировали с огромной скоростью. Они прекратили всяческие торгово-партнёрские отношения с соседними странами, и перестали принимать послов. Королева Тирания Ултрамония Фейн Савнира Эсенция Нибура IV Великая Повелительница Народа Фей И Вечных Рас пыталась облагоразумить бывших товарищей, но всё было тщетно.

И вот однажды, королевство эльфов, вероломно, без объявления войны напало на приграничные территории фей и сожгло восточную пряниковую заставу. Это была война. Огромные орки встали на защиту своих союзников-фей, но тысячелетия мира сделали из них слабых и неуверенных в себе воинов. Они могли лишь отбиваться пирогами, да венками от эльфийской стали. Орки были наземной линией обороны, в своё время феи оказывали поддержку с воздуха. Они разогревали мёд с берегов молочных рек и проводя вылеты на войска эльфов поливали тех с воздуха. Королева фей любила запах мёда по утрам, но это… Это было ужасно. С эльфов буквально сходила кожа от раскалённого мёда, в ответ они убивали десятки орков и фей, сжигая леса и поля. На второй год войны феи потеряли уже всякую надежду на победу. Почти все орки были убиты, войска фей изнеможены и разбиты. Особого успеха не дала даже особая разработка фейско-орочьих учёных — заточенные леденцы в ямах, прикрытые травами. Битва за столицу Эльнафей продолжалась три дня, пока союзные войска не были разбиты. Войска эльфов ворвались в Мармеладный дворец, и королва фей лично дала им бой, сражаясь изо всех сил, превращая одного эльфа за другим в лягушек, заставляя их плеваться пузырями и так далее. Но силы были не равны. В момент, когда она проиграла, в Мармеладный дворец вошла она. Аллаэль — королева эльфов. Её войска расступились, отдав честь от сердца к солнцу, пропуская свою повелительницу к сражённой фее.

Как выяснилось, Аллаэль была внучкой брата королевы фей Аарона, который однажды ушёл из Эльнафей, желая найти истинную любовь. И нашёл он её за морями, в месте, где всё ещё осталось последнее племя людей. Потомков тех, кто хотели улететь к звёздам, но чей ковчег разбился, и они обосновались у обломков корабля, едва сводя концы с концами. Брат королевы рассказал людям о прекрасной стране фей, как они в мире и достатке живут с эльфами и орками. Люди были очарованы этими рассказами, и в их сердцах начала закрадываться зависть. У Аарона и человеческой женщины родилась прекрасная дочь-эльфийка, а у неё своя — Аллаэль. К моменту её рождения, зависть в сердцах людей пылала багровым пламенем, и она же передалась на новые поколения. Когда ей было всего десять лет, человеческое поселение постигла ужасная болезнь, в следствии чего большинство его жителей погибли, в том числе и родственники Аллаэль, Аарон был одним из них. Было решено отправиться через моря к королевству эльфов, ведь может они согласятся принять остатки людей в своё общество. Это путешествие длилось два десятка лет, и все, кто отправились в него погибли, один за другим. Все, кроме Аллаэль. От столь несправедливой судьбы, она сказала себе, что не позволит радости и смеху править этим жестоким миром. Её сердце наполнилось тьмой, она начала практиковать тёмную магию, выживание в тяжёлых условиях сделали её выносливой и сильной. Прийти к власти, в итоге, не составило особого труда.

Пока Аллаэль насмехаясь рассказывала свою историю двоюродной бабушке, та времени зря не теряла. Она готовила мощное заклинание, которое позволило бы ей спастись. Уйти в подполье и перейти на партизанскую войну. Но она не успела. Насмехаясь, эльфийская королева произнесла заклинание. Заклинание, преобразило величайшую из фей. Её тело изменилось, оно стало… Мужским. Она упала на колени, её разум был был сломлен, глаза застелила пелена. Она не могла вспомнить кто она или он такой. Что он тут делает, кем он был и что делал. Войска эльфов ушли вместе со своей королевой, оставив недоумевающего фея стоять на коленях.
Он простоял так три дня и три ночи, пока наконец не смог встать и выглянуть наружу. Вне дворца был хаос и разруха. Лесной город был сожжён. На заточенных леденцах были насажены головы фей и орков. Запах зла витал в воздухе. Пробираясь сквозь кучи трупов Туфсен (почему-то он посчитал что его зовут именно так), забрёл в одно из зданий. Судя по виду, некогда это был ресторанчик свежего сока. Он налил себе виноградный сок, но тот был испорчен. Он уже забродил и был с алкоголем. Но вместо того, чтобы выплюнуть, он продолжить пить. Он чувствовал необъяснимую горечь, его сердце страдало, когда он видел то, что произошло вокруг. Он не понимал почему, но ему было очень горестно, и он запивал горе. Но это не помогало. Он продолжал пить, пил дни напролёт. Спустя примерно неделю такой жизни, он решил, что оставаться здесь не имеет больше смысла. Сообразив как делать алкоголь, он отправился скитаться по миру. Он видел, как высокие существа с заострёнными ушами, порабощали оставшихся представителей его народа, заставляя производить фейскую пыль для развлечения. Как орков приковали цепями и заставляли разрабатывать шахты. Они, завидев Туфсена, они молили его о помощи, просили помочь. Но он ничего не делал. Просто проходил мимо, а после пил алкоголь, подальше от посторонних глаз. Ему не было понятно, чего от него хотят, почему именно его молят о помощи и почему эльфы не обращают на него внимания.

Шли годы, Туфсен продолжал пить, взоры фейского и орчьего народа более не были устремлены к нему. Они поняли и смирились, что теперь их судьба быть рабами у эльфийских вельмож. Постепенно в мире наступала промышленная революция. Эльфы, используя рабскую силу, строили огромные заводы, где фей держали в клетках и заставляли производить фейский порошок, на который подсело эльфийское общество, а так же всевозможные предметы быта и еду. Орочьи пироги более не были так вкусны, ибо делались без любви и по принуждению. Небо затянуло смогом, цветы увяли, мир стал ужасным местом. Туфсен поселился в одной таверне, в гетто, где свободные вечера проводили рабы, стараясь хоть немного отдохнуть. Таверну держал старый орк, ветеран войны, лишённый ноги и глаза, слишком слабы чтобы трудится физически. Эльфы выкинули его и он открыл это место в трущёбах, чтобы хоть как-то смягчить боль несчастных. Он знал кем раньше был Туфсен, но не рассказывал ему. Он видел боль в его глазах и не хотел заставлять его страдать ещё сильнее. Жил бывший королев фей в маленькой коморке, в какой-то момент он нашёл себе товарищей-собутыльников, с которыми начал проводить вечера за кружкой крепкого пойла.

Туфсен уже и не помнил сколько лет он так провёл, попойска сменялась попойкой, вечер вечером, боль и горечь отошли на второй план. Он смог сокрыть былое в своём сердце, научился смеяться (разумеется при должной дозе алкоголя), начал кое-как жить. От чего-то его пыль очень нравилась эльфам, он даже смог с одним из них «подружиться», а вернее сказать стать партнёром. Туфсен предоставлял эльфу свою пыль, тот в свою очередь продавал её другим эльфам и отдавал часть прибыли, на которую Туфсен продолжал «веселиться» в таверне.
Так бы всё и продолжалось, если бы во время одной из гулянок, Туфсен не упал со стула, проломив своей изрядно потолстевшей тушей тонкий настил фанеры, служившей полом и не провалился в подвал.
Открыв глаза он узрел рунный камень, собранный по частям и орка-тавернщика, сидящего возле камня и рассматривая его. Заметив маленького проникновенца, он улыбнулся и скаказал:
— Ах, Туфсен, я знал, что этот день однажды произойдёт. Знаю, возможно стоило сделать это раньше, но… — орк вздохнул, посмотрев на камень. -Я собрал его, но ему недостаёт последней детали. Предмета, способного активировать древнюю магию.
Орк указал на фея, на шее которого висел осколок малахита, который он нашёл ещё во дворце, в первый день, который он смог вспомнить. Этот осколок был частью ожерелья королевы эльфов, но от куда ему было об этом знать, он считал, что это лишь оберег на удачу.
Протянув осколок орку, камень засветился. Свет залил комнату, воздух заполнился сладким ароматом цветов. Ароматом, который в этом мире не был слышен уже долгие годы. Свет и сила струились из всех щелей. Что-то ударило в голову Туфсена. Он начал вспоминать, вспоминать имена, события. Орк, которого он считал просто тавернщиком, был великим предводителем армии орков генералом Гробайтом. Собутыльники, с которыми он провёл тысячи вечеров, были никто иные как Файф, Лямь, Крутыш, Чинчин и другие. Те, кто сражались вместе с Туфсеном, не просто сражались, они защищали его, были его опорой, щитом. Но почему они это делали? Он не мог вспомнить, часть воспоминаний вернулась, но большинство всё ещё было в тумане. Но главное, что он помнил — это имя. Имя Аллаэль, так, кто погубила всё. Так он просидел некоторое время, пытаясь осознать, что только что он вспомнил, времени не было. На верху раздался шум, очевидно, эльфы, заметив магическое сияние и всплеск силы, ворвались в таверну, желая разобраться с нарушителями. Но все посетители, все орки и феи, что годами пили в этом заведении, как один отбросили пивные кружки, повставали из-за столов и с криком «За королеву фей!» бросились на эльфов.
Гробайт посмотрел на Туфсена и молвил:
— Господин, мы возлагаем на Вас надежду, спасите свой народ! Все эти годы мы собирались здесь для этого дня, мы защищали и оберегали вас. Наверху Ваши самые преданные последователи, Ваши выжившие генералы и телохранители, те, кто верны Вам и в жизни и в смерти. А теперь бегите, бегите и спасите будущее своего народа!
Сказав эти слова, орк открыл скрытую форточку и указал на неё, а сам схватил самодельный молот, и пошёл по лестнице наверх. В свой последний бой.

Выбравшись через форточку Туфсен наткнулся на того самого эльфа, который помогал продавать фейскую пыль. Он узнал его. Узнал, что в войне против эльфов он был перебежчиком и помогал альянсу фей и орков в борьбе против захватчиков. Он был из тех, кто не хотел тоталитаризма и уныния, которые привнесла королева Аллаэль, и хотел сохранить старый образ красочной жизни.
Он спрятал Туфсена в наплечной сумке и унёс из опасной зоны, куда стеклось множество стражей. Ни у кого не вызвал подозрения обычный эльф, потому уйти они смогли без особых трудностей. Спустя несколько часов, когда они смогли к окраине города, эльф выпустил Туфсена из сумки и сказал, что последние слова заклинания, которое так и не успела произнести королева ирания Ултрамония Фейн Савнира Эсенция Нибура IV Великая Повелительница Народа Фей И Вечных Рас, были «Во имя любви и сострадания», и как только он произнесёт это, заклинание будет завершено и Туфсен сможет исполнить замысел королевы. Впрочем, каков был план повелительницы фей он не знал.

Собравшись с духом, Туфсен, в последний раз посмотрел на город. Город, выросший на полях и лугах ранее прекрасного королевства Эльнафей, сейчас был огромной урбанизированной махиной, высокие тёмные башни и трубы возвышались к грязному небу, серые здания закрывали собой горизонт и где-то вдали, в трущёбах, был виден огонь. Пожар, разросшийся на несколько кварталов. Туфсен мог лишь предполагать, что там произошло, но старался об этом не думать. Отвернувшись и закрыв глаза, он произнёс: -Во имя любви и сострадания. — И тут же растворился в воздухе.

На просмотр квенты у вас нет прав.